Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Яковлева Елена

       УВЕЗУ ТЕБЯ Я В ГОРОД, СТАНОВИЩЕ ПОКАЖУ
      
       Елена Яковлева - хрупкая на вид женщина, но ношу несет серьезную. Полтора года она возглавляет Ассоциацию кольских саамов, сменив на этом посту основательницу общественной организации Нину Афанасьеву. Что удалось сделать, и как живут, чем занимаются коренные народы нашего края?
      
       - Что сложнее всего для вас как президента?
      
       - Прежде всего, это политика, национальная политика. Как держать курс саамов в этом мире, с одной стороны, не отрываясь от мирового саамского сообщества, с другой, чувствуя себя частью народа той страны, в которой живем. Здесь должна быть золотая середина. И при этом нужно, чтобы люди тебя понимали и поддерживали.
      
       - Поддерживают не все?
      
       - Саамы вообще плохо приходят к консенсусу. Это заложено генетически. Причем такое поведение наблюдается не только у кольских саамов, но и у скандинавских тоже. Раньше ведь жили небольшими поселениями, в основном родовыми, или вообще отдельными вежами, были очень самостоятельны и мало взаимодействовали друг с другом.
      
       - Какие еще существуют общественные организации саамов, кроме вашей?
      
       - «ОСМО», которая возникла 13 лет назад, отделившись от Ассоциации кольских саамов, национальные культурные автономии Ловозерского района, Мончегорска, Апатитов, общественная организация художников и мастеров «Чепесь самь» и другие. Всего в настоящее время насчитывается 10 общественных организаций. В нашу ассоциацию входят 564 человека, а всего саамов у нас на Кольском полуострове, согласно последней переписи, 1979.
      
       - С кем вам приходится взаимодействовать?
      
       - У нас есть ежегодный план работы, который состыковывается с планом центра коренных народов Севера, это структура областного правительства. Совместно проводим выставки, ярмарки, конференции, круглые столы. За год до 100 мероприятий выходит. Представляете, какая нагрузка на нас ложится! Кроме того, есть еще другие, общие для жителей Кольского полуострова праздники - фестиваль дружбы народов, например, который без выступлений коренного народа трудно представить. Поэтому жизнь саамов, можно сказать, перенасыщена мероприятиями культурного плана. Но опять-таки в основном жизнь тех, кто живет в Ловозере и поселках. Саамы-горожане нигде участвовать не хотят. Они адаптировались, ассимилировались, работают, живут сами по себе.
      
       - Но это праздники. А как вы свои проблемы решаете?
      
       - При правительстве Мурманской области действует совет коренных малочисленных народов Севера, который вместе с ним и областной думой занимается поиском решений проблем, урегулированием законодательной базы. В совет входят представители и общественных саамских организаций, и родовых общин. Кроме того, мы входим в Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. А также в неправительственную организацию «Союз саамов четырех стран», объединяющую саамов России, Норвегии, Швеции и Финляндии.
      
       - Где работают и чем занимаются жители Ловозера - основного места проживания кольских саамов?
      
       - Занимаются кто чем может. Кто в туризме - как гиды или еду готовят. Очень многих выручает рукоделие. Сбор грибов, ягод - хоть и сезонное явление, но, как говорится, день год кормит. Так что в это время представителей коренного народа в Ловозере не застать, все на заготовках. На сборе ягоды можно хорошо заработать. В области много приемных пунктов. Грибы больше собирают для себя. Еще рыбу ловят, охотятся. На лис, зайцев, оленя, лося. Но диких оленей осталось мало. Еще саамы работают в такси. По Ловозеру 50 рублей. В Мурманск из Ловозера и обратно - примерно 2600, сумма зависит от маршрута. Можно найти работу в проектах, которые реализуют саамские общественные организации.
      
       - В каких проектах?
      
       - Например, проект центра саамских знаний, там были рабочие места и будут еще, потому что руководитель центра Максим Кучинский работает активно. Также действует в Ловозере инициативная группа по сохранению саамского языка. Она активно сотрудничает в совместных проектах с немцами. К саамскому языку большое внимание проявляет берлинский университет имени Гумбольдта. Взаимодействует эта группа и с университетом Тромсё. Сейчас, кстати, в Ловозере для населения прошли компьютерные курсы по грамматике саамского языка. Проводят их как раз сотрудники университета имени Гумбольдта и университета Тромсё.
      
       - Что удалось сделать за полтора года для сохранения саамского языка?
      
       - В феврале в рамках празднования Международного дня саамов мы провели круглый стол по проблемам саамского языка в Ловозере, помог организовать это мероприятие Ловозерский национальный культурный центр на средства выигранного ассоциацией областного гранта. В резолюции круглого стола говорилось о необходимости появления областного закона о саамском языке и культуре. Будем ходатайствовать перед Мурманской областной думой о его разработке. Закон нужен для того, чтобы сохранить язык, чтобы в школах он был в учебном плане, а не факультативно, как сегодня.
      
       - Много ли саамов говорит на родном языке?
      
       - Мало, к сожалению. Носителей языка у нас процентов 40. Но носители - это те, кто язык понимает, но может и не говорить на нем. Активных, кто говорит, процентов 20.
      
       - А вы сами на саамском говорите?
      
       - До семи лет я только на саамском говорила, до тринадцати лет еще свободно на нем общалась. Сейчас уже стала забывать. Понимать - понимаю, но бегло не говорю. Начинаю сначала на русском думать, что хочу сказать, потом перевожу на саамский. Если сейчас не поддержать инициативу по сохранению языка, то через несколько лет он будет забыт вообще. А язык - это наша культура. Саамы это понимают, пытаются и язык, и культуру сохранить. С каждым годом растет число книг, изданных на саамском. Игры, сказки, стихи. Люди постарше помнят те сказания, которые слышали еще от бабушек-дедушек, от родителей. Целая библиотека саамского творчества уже складывается. Среди саамов также много художников. Талантливый народ - саамы.
      
       - Как ваша ассоциация заботится о своих членах в социальном плане?
      
       - В этом году нам удалось сделать много. Мы выиграли грант посольства Канады в Москве и на эти деньги купили нетбуки для каждого отделения ассоциации - их у нас восемь. Теперь, чтобы провести правление, не обязательно ехать в Мурманск из Ковдора, Полярных Зорь, Краснощелья, пообщаться можно с помощью электронных технологий. Но основная часть гранта пошла на наших инвалидов. Нине Соловьевой приобрели вертикализатор - специальное устройство, позволяющее больным людям принимать вертикальное положение. Также купили ей ходунки, корсет-фиксатор, специальную обувь и приспособления и аппарат для ног. Несколько лет назад Нина Николаевна пострадала в автомобильной аварии. Жила в Туломе, сейчас переехала в Мурманск, чтобы быть поближе к врачам. Медики надеются, что все это поставит ее на ноги. Мы тоже на это надеемся и рады, что можем помочь ей. На оборудование мы истратили 150 тысяч рублей. В Апатитах проживает Александр Костюхин, тоже инвалид, член нашей ассоциации. Ему требуется хорошая коляска активного типа. Мы ее купили за 100 тысяч рублей. Помогли и Зое Галкиной из Ловозера - купили фиксаторы голеностопного сустава - ортез, бандаж и ортопедические стельки. Четверть века назад, когда ей было 25, Галкина получила перелом позвоночника при аварии вертолета. За это время она восстановила себя настолько, что может ходить, но нужны специальные приспособления, которые мы ей и приобрели за 6900 рублей.
       И еще помогли восьмилетнему Илье Малахову из Оленегорска. Для него заказали инсулиновый дозатор за 98 тысяч рублей. Всю эту технику мы заказывали, только проконсультировавшись с врачами, у которых наблюдаются пациенты.
      
       - Что вы считаете наиболее острой проблемой?
      
       - Во первых, это помощь малоимущим - пенсионерам, инвалидам, студентам. Во-вторых, надо, чтобы и у населения трудоспособного возраста был постоянный доход. Я имею в виду жителей Ловозера. Свое будущее они связывают с малой родиной, это видно по тому, что люди строят себе дома в поселке. Но они могли бы еще и работать там, скажем, в туристическом комплексе, который в настоящее время совсем не развит. Хотя интерес к местам коренного проживания саамов есть, туристов много - и зарубежных, и наших. А туристических услуг - кот наплакал. Еще было бы хорошо построить мастерские по переработке кожи и изготовлению изделий из нее. Раньше ведь были коже-замшевые цеха в Ловозере.
      
       - Так вам, саамам, и карты в руки. Пусть общины и внесут свой вклад в развитие туристического бизнеса, и оленеводством занимаются, и переработкой мяса, кожи, костей. Ведь когда-то у саамов олень использовался весь - от копыт до кончиков рогов, не так ли?
      
       - К этому дело и идет. Но становление общины как хозяйственного субъекта - дело трудное и долгое. На первых этапах необходима государственная поддержка. Реально ее стали получать только в последнее время. С 2009 года общины начали получать субсидии, появились снегоходы, начали строить дома, пошло финансирование для приобретения оленей. С оленями тоже все не так быстро. Нельзя заполучить сразу стадо в тысячу голов и пасти его, рассчитывая на дивиденды. Пригнав оленей на новый участок, надо уметь удержать их, ведь, следуя зову инстинкта, они стремятся домой. Олени же не в стойлах стоят, им вольный выпас нужен. Поэтому наиболее оптимальная численность для начального этапа - всего голов 80. Поголовье надо наращивать постепенно, за счет приплода. А потом, когда подрастет молодняк, взрослое поголовье, давшее это потомство, забить, чтобы не осталось памяти о старых местах. И тогда молодняк уже никуда не уйдет и будет пастись здесь. Только через 5 лет олени считают это место своей территорией. Но если останется хоть одна старая самка, она может увести за собой все новое поколение.
       Еще у нас есть большое желание открыть в Мурманске свой музей. Не совсем традиционный, а, как сегодня принято, «живой» музей, когда объекты культурного наследия располагаются в естественной для них среде. И саамское становище на сопке Мурманска могло бы стать не только местом, где следует изучать историю, но и центром притяжения саамов, сбора коренных народов на праздники. Может, и в городских саамах пробудится тогда голос крови.
      
       Галина Дворецкая
       http://www.mvestnik.ru
 

Анатолий

Ответ на сообщение - змея

Не сменишь- ли кожу?

3 0

09.04.2014 11:25:33

умница

В Мурманском краеведческом музее есть небольшой "островок" саамского быта. Почему бы к нему не присоединиться, поделившись тем, что имеете?

0 0

12.06.2012 18:16:21

ком

Ответ на сообщение - змея

Было бы.. Если бы не "бы" и не "кабы", а так бла-бла..

0 0

12.06.2012 13:31:56

змея

"Живой музей" - было бы здорово.

0 0

08.06.2012 22:48:21

мурманчанка

Я несколько лет назад краем уха слышала о создании музея саами. Но выходит, сегодня воз и ныне там. С чем это связанно? Что препятствует продвижению?

0 0

08.06.2012 21:13:55

Светлана

Ведь замечательная идея о музее. По идее давно пора ему быть. Было бы очень и интересно и познавательно.Удачи и скорой реализации этого плана.

0 0

08.06.2012 9:10:09

Нина

Саамы трудно приходят к консенсусу из-за генетического фундамента, но ведь какова бы не была роль генетики должны быть мудрость и развитие в ногу.

0 0

08.06.2012 8:24:46

вверх