Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Баталов Игорь

      «КАДРОВЫЕ ПЕРЕСТАНОВКИ ЕЩЕ БУДУТ»
      
       С начала реформы МВД прошло больше двух лет. Толчком к ней стало дело майора Евсюкова, в апреле 2009 года устроившего бойню в московском супермаркете. С тех пор был принят новый закон, изменилась структура ведомства, численность личного состава сократилась на 20 процентов, всех сотрудников поголовно переаттестовали. Сменилось даже имя - милицию переименовали в полицию. Казалось бы, все с чистого листа... Но вот МВД вновь трясет - события в Петербурге и Казани обсуждает вся страна. Тамошние полицейские переплюнули милиционера Евсюкова, превратив пытки и унижения задержанных в будничные методы работы.
       Выходит, сдвинуть с места неповоротливую махину оказалось труднее, чем казалось авторам реформы, проблемы не решить одним лишь повышением зарплаты и сокращением. Что же еще необходимо предпринять? Об этом разговор с генерал-майором Игорем БАТАЛОВЫМ, который почти год возглавляет региональное управление МВД. Свое первое большое интервью региональной прессе он дал редакции «Мурманского вестника».
       - Игорь Валерьевич, переаттестация личного состава в Мурманской области прошла при вашем руководстве. Значит, за нынешних сотрудников вы отвечаете если не головой, то, наверное, репутацией. Рискнете ли дать гарантию, что в ближайшее время в нашей области историй, подобных казанской, не возникнет?
       - Гарантий дать я, конечно, не могу. Недаром есть поговорка «В семье не без урода». Не поручусь, что в ситуации психологического срыва, стресса кто-либо из сотрудников не поведет себя неадекватно. Однако могу заверить: мы прикладываем максимум усилий, чтобы событий такого рода не допустить. Я строго спрашиваю с руководителей, которые должны заниматься профилактической, воспитательной работой, обучением личного состава. Если некие эксцессы происходят, мы первыми о них и сообщаем общественности, не скрывая ничего. Ну и анализируем причины, конечно.
       - Одной из причин милицейских злоупотреблений считалась «палочная система». Она ушла в прошлое. Но гонка за показателями осталась: сотрудников после сокращения стало меньше, а результаты от них требуют более высокие. Не отсюда ли и превышение полномочий, и даже преступления?
       - Стремиться к высокой раскрываемости надо, каждое преступление - это чья-то судьба, чья-то беда. Думаю, оценивать полицию будут по нескольким составляющим, и первая из них - уверенность граждан в том, что на любое злодеяние мы отреагируем оперативно, раскроем его и привлечем к ответственности виновного. Вторая составляющая - охрана общественного порядка, спокойствие на улицах, безопасность дорожного движения, от этого тоже зависят и здоровье, и жизнь людей. Мы никуда не уйдем от необходимости оценивать эффективность работы полиции. В криминологии есть для этого свои методики. Прежде в погоне за большим числом раскрытых преступлений сотрудники порой скрывали от учета «неперспективные» дела. Сейчас этой системе укрытия преступлений положен конец. Преступность снижается, раскрываемость у нас выше, чем в среднем по Северо-Западу и по России в целом. Я считаю нынешний коллектив УМВД высокопрофессиональным. Здесь вообще образованные люди живут. Я недавно смотрел статистику, у нас в области 93 процента - городское население; значит, и менталитет соответствующий, и уровень образования. Скажу и о проблемах. Если работа, направленная на выявление общеуголовных преступлений, меня в целом удовлетворяет, то в отношении борьбы с экономическими преступлениями мы на должный уровень не вышли.
       - Недавняя смена руководства УБЭП - это один из шагов в этом направлении?
       - Да. Я пригласил сюда из Красноярска очень опытных руководителей. Одномоментно ситуацию не изменить, но сдвиги уже есть. Нужно время - борьба с серьезными преступлениями требует длительной работы, масштабных оперативных мероприятий. Думаю, через полгода результат станет очевиден. Приоритеты расставлены: это законность расходования средств по нацпроектам, проблемы ЖКХ, горнодобывающая отрасль, топливно-энергетический комплекс, включая все связанное с разработкой нефтегазовых месторождений, наконец, рыба. Справедливости ради отмечу: уже есть результаты в борьбе с организованной преступностью. Удалось возбудить дело по достаточно редкой в практике статье - «Создание преступного сообщества». Оно касается сети магазинов, где продавались контрафактные диски с аудиовизуальной продукцией. Уже задержан человек, организовавший их реализацию в Мурманской области. Сеть была представлена и за пределами региона - в Архангельске и Новгороде (там мы тоже работали), в Санкт-Петербурге. Как успех отмечу и борьбу с коррупцией - этот показатель вырос в последнее время на десятки процентов.
       - Какая из сфер экономики региона представляется вам наиболее криминогенной?
       - Водные биоресурсы. Мы периодически выявляем партии нелегально добытого краба, но этого мало. Не раскачались еще. Безусловно, в регионе действуют организованные преступные группы, занимающиеся выловом, транспортировкой и продажей рыбы и краба. Чтобы их обезвредить, придется поработать. Помимо самого незаконного лова тут и неуплата налогов, и незаконное предпринимательство - целый букет преступлений. Пресечь их - дело не одного дня, но наводить порядок здесь пора.
       - Эти группы действуют в границах нашей области или нити ведут за ее пределы?
       - И так, и эдак. В любом случае уровень технических средств, применяемых для вылова и транспортировки продукции, позволяет говорить о серьезной организации криминального бизнеса. Замечу, есть еще один момент, связанный с декриминализацией экономики. Агропромышленный комплекс субсидируется государством. И то, как расходуются бюджетные средства в этой отрасли, тоже предмет нашего внимания.
       - Как повлияло на вашу оценку работы УБЭП скандальное видеообращение оперативника Николая Вовченко, который утверждал, что милиционеры, создавшие преступную группу, фабрикуют уголовные дела и сбывают угнанные автомобили?
       - Все было очевидно. Я нисколько не сомневался в приговоре Вовченко (того осудили за вымогательство взятки; в возбуждении же дела по его обращению было отказано. - Т. Б.). Считаю, что обращение было просто реакцией на обвинение в преступлении. Впрочем, ряд руководителей ушли после этой истории. И все же точки над i расставил справедливый приговор суда. В целом, что касается борьбы с экономическими преступлениями, у нас есть четкое видение работы, я сам долго этим направлением занимался. Поэтому могу сказать: ничего катастрофического в этой сфере у нас не происходит, просто хотелось бы побыстрее достичь результата. В потенциале сотрудников не сомневаюсь. Вообще, не бывает плохих коллективов, бывают единицы, которые негативно влияют на обстановку. Нужно подтягивать руководителей среднего звена. Даже старший инспектор, опер или следователь должны уметь нести ответственность за младших по должности. Возвращаясь к казанским событиям - там же участвовали совсем молодые пацаны. Их же кто-то учил, кто-то позволил им так себя вести! Вопрос воспитания офицера - не простой. Наша задача - и удержать тех, кто работает сейчас, скорректировав определенные стереотипы, которые у них сложились, и новых, молодых, приучить вести себя достойно. Нужен жесткий контроль, в том числе и знание того, что в семье у человека происходит. У кого-то не ладится личная жизнь, и он пить начинает. Кто за него даст гарантии? Вдобавок почти все вооружены - да тут втройне нужен присмотр. Будем стараться, чтобы наша область в подобных казанским безобразных эпизодах не засветилась.
       - Как думаете, сколько лет пройдет, прежде чем доверие к российской полиции станет сродни тому, что советские люди испытывали к «дяде Степе милиционеру»?
       - Трудно сказать. Чтобы добиться чего-то, надо хотя бы начать. Первый сделанный шаг - открытость, а это немало. Надо относиться к проблемам граждан, как к своим, а не рычать на них - тогда и заслужим доверие.
       - Во время аттестации вам трудно было принимать решения об увольнении сотрудников?
       - Основная работа по сокращению штатов была сделана до меня. Саму аттестацию, считаю, провели достойно. И сейчас не бросаем своих, ежемесячно отчитываемся в МВД, какие меры принимаем для трудоустройства уволенных. У нас осталось меньше двадцати человек, которые пока не устроены. Учтите, что многие ушли на пенсию. Слава богу, закон о соцгарантиях сотрудникам органов внутренних дел решил в том числе пенсионную проблему. Раньше ведь люди с милицейской пенсии уходили на общетрудовую - она была больше. Сейчас ситуация изменилась.
       - Насколько эффективно действующее распределение сил по территориальным отделам? В начале года в некоторых райотделах возникли проблемы: где-то не оказалось постовых, где-то оперов... В связи с этим планируются ли какие-либо изменения?
       - У нас есть право перебрасывать силы, я думаю об этом. Как раз сейчас создается подразделение для работы по биоресурсам. Продолжаем освобождение от несвойственных нам функций. Например, в Александровске до сих пор охраняем КПП, хотя с 1 января это не наша забота. Там к маю высвободится порядка 30 человек, ими можно будет усилить иные отделы. Сокращение всегда болезненно. Исходили все же из оперативной обстановки, оставляли больше сотрудников там, где тяжелее.
       - Получив известие о назначении, вы сразу решили, кого заберете с собой из Красноярска?
       - Сразу объявил, что заберу двоих: Сергея Приходько, назначенного начальником полиции, и Алексея Смирнова, получившего должность его зама. Решение усилить блок экономики красноярцем Дмитрием Габовым - это новый начальник УБЭП, и Андреем Шекшуевым - его заместитель, созрело здесь, когда обнаружил, что выбирать просто не из кого. Впредь, возможно, буду приглашать еще специалистов. Некоторые кадровые перестановки, не скрою, еще впереди.
       - Довольны ли вы уровнем молодых полицейских и ожидаете ли притока выпускников вузов МВД?
       - Вузы наши тоже реформировали и сократили... Молодые есть молодые - я сам лейтенантом был. Будем учить. Адаптация после вуза или школы полиции занимает примерно три года. А лучшие специалисты - те, у кого стаж от трех до десяти лет. Здесь таких много, коллектив стабильный. Значит, и впредь будем достойно смотреться. Недавно по итогам двух месяцев года заняли третье место в своей группе, то есть среди шести десятков областей.
       - В этом году после реформы молодые сотрудники потеряли ранее начислявшуюся им компенсацию за полярки, которые они как федеральные служащие должны зарабатывать. То есть пойдет юноша «на гражданку» работать, получит все надбавки сразу, а пойдет в полицию - только через несколько лет. Разве привлечет на службу зарплата, которую после громкой реформы получает рядовой полиции, - всего 16 тысяч рублей?
       - Возможности компенсировать полярки нет. Закон не позволяет. Но вообще младший и средний начсостав в зарплате не проиграл, это точно. Да я и сам пока только одну полярку заработал, в мае вторая будет.
       - Идут разговоры о том, что в связи с активностью боевиков в Дагестане туда перебрасывают полицейских, командированных в Чечню. Правда ли, что и наш сводный отряд в Чечне переводят из Щелковского района, где он стоит много лет, на другую базу?
       - Нет. А что касается оперативной обстановки, она, конечно, гораздо тяжелее в Ингушетии. Причем отряды из других областей приезжают туда раз в два года, и только наши ребята там находятся постоянно. Буду пробивать, чтобы дали зазор для отдыха. Второй вопрос. Наши там стоят по полгода. Людям будет гораздо легче, если этот срок вдвое сократить и менять личный состав каждые три месяца. Но тут проблема финансовая - чтобы их каждые три месяца туда-сюда возить, нужно 2 миллиона в год. Не так уж много, поэтому поставлю соответствующий вопрос перед депутатами. Хотя окончательное решение зависит от министра и позиции руководства временной оперативной группировки МВД на Северном Кавказе.
       - Что удалось сделать как председателю регионального отделения спортобщества «Динамо»?
       - У нас в обществе состоит порядка 15 коллективов физической культуры, и каждый взял шефство над ДЮСШ. Например, УФСБ взяло биатлон, мы - единоборства... С экипировкой стараемся помочь, а еще обеспечиваем участие юных спортсменов не менее чем в двух соревнованиях в год. Поддерживаем, конечно, наиболее перспективных - тех, кто идет в спорт больших достижений.
       - Давняя проблема «Динамо» - старый тир, в котором санитарные нормы даже запрещают проводить стрельбы. Тем не менее вся полиция там по-прежнему стреляет. Удастся привести его в порядок?
       - О проблеме знаю. Ко мне уже потенциальные арендаторы обращались: мол, отремонтируют, если отдадим им тир. Думаю, сами справимся. Сейчас улаживаем формальности - там с документами нелады. До конца года возьмемся за ремонт.
       - А правда, что вы вечерами прямо в управлении с подчиненными в волейбол играете?
       - Правда. Вот на днях играли, завтра тоже собираемся. Стресс-то надо снимать!
       - Ваша семья к Мурманску уже привыкла?
       - Старшая дочь еще полгода будет на малой родине доучиваться - институт заканчивать, а младшему три годика, в садик только пошел. Болеет сейчас - инфекции, приходится адаптироваться.
       - Вы на работу ходите пешком. Люди по дороге не обращаются с жалобами или благодарностью?
       - Нет. И может, это плохо. Я и прием часто веду личный, но людей не так много приходит. С одной стороны, значит, мало поводов для жалоб, а с другой - когда искренне доверяют, с любой бедой придут. Так что буду ждать.
      
Татьяна Брицкая
http://www.mvestnik.ru
 
вверх