Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Игорь Калошин

Счастливый человек

Таких, как он, старожилов в Мурманске осталось - по пальцам сосчитать. Он городских историй знает - не счесть. Можно часами слушать! Ну вот, например, почетный гражданин Мурманска Игорь Калошин полагает, что во дворе дома № 70 на проспекте Ленина под асфальтом могут до сих пор лежать остатки бомбы. Той самой, что снесла полквартиры 7-го этажа и ухнула во двор во время бомбежек Мурманска в Великую Отечественную.

«Часть бомбы тогда извлекли, а часть не сумели, - рассказывает он. - Нашим «микояновским» домам в войну, бесспорно, досталось! Они тогда числились под номерами 38 и 40, а не 70 и 72, как сейчас. В 40-м доме бомбами «вынесло» три подъезда. Но в шести все равно до самого конца войны жили мурманчане».

Новый адрес

Эти дома, к слову, часто называют капитанскими. Но вот Калошин с этим категорически не согласен. Говорит, «микояновские» дома, и точка!

Народное название это родилось в знак благодарности Анастасу Микояну, тогдашнему наркому пищевой промышленности. Он курировал, в частности, рыбную отрасль и здорово помогал мурманским морякам.

В 1936 году Яков Калошин, 1-й механик мурманского тралфлота, получал на проспекте Ленина, 38 жилье. «Я был еще совсем маленьким, но помню, как комендант дома вручила моему отцу Якову Павловичу ключи и талон на мебель. Тоже так называемую микояновскую», - вспоминает Игорь Яковлевич. -  Мы с мамой пошли на хоздвор, который располагался на месте нынешнего УВД, она выбрала там кровати, тумбочку, табуретки, кухонный стол. Все это погрузили на подводу и повезли по новому адресу: проспект Ленина, 38, 6-й подъезд, 1-й этаж, квартира № 64».

Мебель тогда, кстати, мурманским морякам давалась в рассрочку на много лет. А по прошествии какого-то времени остатки долгов за нее и вовсе аннулировали. Моряки говорят, что обязаны были этим заботе Анастаса Микояна. По его призыву, собственно, и ехали в Мурманск выпускники одесской, ленинградской и архангельской мореходок. Так собирался мурманский тралфлот.

Есть о чем вспомнить

«В этих двух легендарных домах жил комсостав, морская элита! - продолжает Игорь Калошин. - Бурковы, Маевские, Егоровы… Мы все друг друга знали. В каждом доме был женсовет, представители которого дежурили во дворах: нас, пацанят, контролировали. Были лифтеры. Мы за ними подсматривали. Как только те отвернутся, мы сразу - бац в лифт! И несанкционированно прокатились!».

«Микояновские» дома на проспекте Ленина долго считались лучшим жильем в Мурманске. Здесь были паровое отопление, горячая вода. И, как говорит Игорь Калошин, лучшие чердаки: «Можно было зайти на чердак в первом подъезде, а выйти в девятом! Конечно, все это было небезопасно, но разве мальчишек останавливали опасности?».

В подростковом возрасте юные жители 38-го и 40-го домов враждовали. Бывало, дрались не на жизнь, а на смерть. Калошин с грустью улыбается: «Потом выросли, помирились, вспоминали до самой старости и военное детство, и эти свои детские драки».

У него до сих пор где-то внутри щемит, когда он идет мимо.

Огромное событие

С тех пор много воды утекло. Но что-то дорого особенно. Например, Игорь Яковлевич любит вспоминать, как в 1938 году в Мурманске появилась первая асфальтовая дорожка у памятника Жертвам интервенции. Дорожка была длиной всего сто метров. Ее так впоследствии и прозвали - «стометровка». И это название живет до сих пор. А вторая такая дорожка появилась на проспекте Сталина, ныне - Ленина, где стоит памятник вождю. И это было огромным событием. Ведь сам-то проспект состоял из шестиметровой в ширину булыжной мостовой, кюветы были по обе стороны и деревянные тротуары.

Игорь Калошин, воспитанный в семье известного в Мурманске старшего механика тралового флота, моряком так и не стал. Хотя после седьмого класса подал документы в среднюю мореходку. Но потом забрал. Решил учиться дальше, получить высшее образование. И стал строителем. Прошел путь от старшего прораба до главного инженера «Главмурманскстроя». Переживал за каждый объект, радовался новым жилым кварталам как ребенок.

Признается, что счастлив. «Мои дома и промышленные объекты переживут меня на десятилетия и столетия, - говорит Калошин. - Меня уже не будет, а Мурманск будет стоять, в домах будут жить люди. От этого чувствуешь себя счастливым человеком. Понимаешь, что жизнь прожита не зря».

С 85-летием вас, Игорь Яковлевич!

 

Анжелика Ковалева

https://vmnews.ru

 
вверх