Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Малышко Александр

Александр Алексеевич родился в 1956 году в поселке Мироновка, Сталинской области (сейчас Донецкая область, Украина) расположенном в живописном красивом месте на берегу водохранилища.

 

Александр Малышко: Напротив поселка, на противоположном берегу водохранилища, находилась Мироновская ГРЭС. Три высоких трубы и корпус станции напоминал корабль, который стоит у причала и собирается отплыть в далекий рейс. Из труб всегда шел густой черный дым.

--Кто ваши родители, кем работали, где?

--Мой отец, Алексей Федорович, служил на Тихоокеанском флоте, был уволен по сокращению, вернулся на родину. В это время начала строится Мироновская ГРЭС, взяли бригадиром в парке тяжелых машин, там встретил свою любовь, с которой прожил более 50 лет, Анну Корнеевну, мою маму. Мама работала агрономом в близлежащем колхозе. Мама родила троих сыновей и всех судьба  разбросала по разным местам. Старший сын живет на Сахалине. Я - средний и младший Юрий Алексеевич, живем на Кольском полуострове. К сожалению, родители умерли, дожив до 80 лет.

--Вы часто возвращаетесь в воспоминаниях в свое детство?

--Сейчас у меня растет внук Алексей (в этом году закончил второй класс), который часто спрашивает, каким было мое детство. Наверное, поэтому приходится вспоминать свое счастливое детство.

--Участвовали ли в школьных олимпиадах? Если да, то по каким предметам? Чем они запомнились?

Учился в школе только на «пятерки», поэтому всегда был впереди, в том числе принимал активное участие во всех проводимых в школе олимпиадах. Любимые предметы «история», «математика» и «география». Наверное, очень многое зависит от учителей. Запомнились строгостью проведением и объективностью.

--Как после школы сложилась ваша судьба?

--После окончания 8 классов, поступил в Артемовский техникум железнодорожного транспорта по необходимости, так как школа была восьмилетка, и чтобы закончить 10 класс, необходимо было жить в школе-интернате. Учеба в техникуме нравилась, но духом будущей профессии не проникся, поэтому на занятии по «теоретической механике» преподаватель Александр Николаевич Новиков, бывший военный летчик, нацелил меня и друга Владимира на поступление в военное авиационное училище. При прохождении медицинской комиссии, Володя не прошел комиссию, но я пообещал ему, что буду летать «за двоих».

То время, 1975 год, в государстве пропагандировалась профессия военного летчика, конкурс 25 человек на одно место. Я бы мог по окончании техникума поступить без конкурса в Харьковский железнодорожный институт – на руках было направление. Хотелось испытать себя, почувствовать настоящим мужиком.

--Трудно ли было учиться?

--«Без труда, не выловишь рыбку из пруда» - есть мудрая русская пословица. Учеба в высшем военном авиационном училище – это особая жизнь, лучше всех, наверное, поймут меня те ребята, которые прошли эту романтическую школу.

--Чем занимались в училище помимо учебы?

--В училище нам инструктора запрещали заниматься большинством видов спорта, за исключением волейбола и батута. Травма ноги или руки приводила в последующем, к отставанию от графика обучения, что приводило к исключению из училища. Ходил на бальные танцы, участвовал в самодеятельности. Как правило, курсанты сами себе организовывали праздники. Остальное было подчинено строгому распорядку : учеба, прыжки с парашютом, полеты.

-- Куда попали по распределению? Вы просились или согласились с тем, что было предложено?

--После вручения лейтенантских погон в октябре 1979 года, попал по распределению служить на Северный флот. Готов был служить, как говорится, «куда Родина пошлет…». После окончания училища женился на Татьяне, с которой вот уже 34 года вместе. Она как жена офицера, тоже была готова к любым испытаниям и к любым переездам.

--Как вас встретил коллектив?

--Я заканчивал училище на типе летательного аппарата Бе-12 (противолодочный самолет-амфибия), но места в полку не нашлось, поэтому было принято решение направить в 830 корабельный вертолетный полк. Благодарен судьбе за то, что попал служить в такой дружный, демократичный коллектив. Командир эскадрильи подполковник Панов Виктор Васильевич, определил меня на переучивание на новый вертолет Ка-27 в город Николаев и прохождение летной подготовки в городе Очаков. Прибыл в полк только через год.

--Как относились к вам коллеги по работе, руководство?

--В то, советское время была школа воспитания молодежи. Мне доверяли, поручали важные задания, поддерживали и «носили на руках». Не знаю, может мне так крупно повезло.

--С какими трудностями пришлось встретиться? Что интересного вы обнаружили в своей работе? Не пожалели ли о выбранной профессии, поработав по специальности?

--Служба прошла как одна минута. Сейчас только понимаешь, что это была удача. Мне пришлось служить с гениальными людьми, такими, к примеру, как Герой России Апакидзе Тимуром Автандиловичем. Мой командир Тимур, к сожалению 17 июля 2001 года погиб в авиакатастрофе. Помню, поход авианосца «Адмирал Кузнецов» в 1996 году в Средиземное море. Я занимал должность старшего штурмана авиагруппы. Приходилось спать по 3 часа в сутки в течение трех месяцев . С раннего утра полеты самолетов, после 19.00 и до 03.00 утра, полеты вертолетов. Наверное, страшное наказание для человека – не давать ему спать. Но вместе с тем, то время было вершиной моей карьеры и профессионализма, потом что ни один самолет и вертолет не упал при общей неподготовленности корабля по разным причинам.

--Расскажите пожалуйста о своих наградах, какие, за что?

--Всегда считал, что награды – это общая заслуга коллектива, и счастливое стечение обстоятельств для личности. К примеру, орденом «Красная звезда» был награжден за выполнение в 1988 году специального задания партии и правительства. Сейчас можно об этом говорить, но в свое время эта информация была секретной. По агентурным данным в июне 1988 года в Средиземное море на боевое дежурство впервые должна была стать новая американская атомная подводная лодка типа «Огайо» с 24 баллистическими ракетами на борту. Сложность заключалась в том, что данная лодка несла на борту 300 ядерных зарядов с дальностью до 8000 км, доставала до Москвы и основных промышленных центров европейской части Советского Союза, то есть могла через полчаса испепелить половину государства. В канун XIX партийной конференции необходимо было Командующему ВМФ доложить Генеральному секретарю КПСС М. С. Горбачеву, что данная лодка находится под контролем и при попытке запуска баллистических ракет будет уничтожена. С этой целью в Средиземное море была послана группа кораблей Северного флота. На тяжелом авианесущем крейсере «Баку» располагалась авиагруппа, состоящая из 18 вертолетов и 12 самолетов. На совещании командного состава, заместитель  командующего ВМФ Касатонов И. В. приказал мне разработать противолодочную операцию по поиску лодки. В общем, по теории вероятности, шансов поймать эту субмарину у нас никаких не было. Но применяя весь свой опыт, а также научные разработки (в то время я занимался нетрадиционным поиском подводных лодок), авиагруппа 28 июня, в день открытия конференции обнаружила эту лодку, трое суток за ней следила и сфотографировала ее внешний вид, что было для нас совсем неожиданностью. За это, командующий Средиземноморской эскадры и командир подлодки ВМФ США, были сняты со своих должностей, а нас наградили. Вторым орденом «За военные заслуги» был награжден в 1996 году за личный риск, проявленный в процессе спасения умирающего матроса на корабле.

--У вас были ситуации, которые могли закончиться для вас трагически?

--Пролетал 25 лет, в 1998 году был уволен по организационно-штатным мероприятиям. Налетал более 3000 часов, сделал более 1500 посадок на корабль, из них 517 ночью. К моему счастью, у меня практически не было ситуаций, угрожающих жизни. Летательные аппараты, на которых летал, были надежные, правда, отставали по своим характеристикам от ведущих стран, прежде всего США. Почему я так говорю, потому что мне удалось слетать на американском вертолете «Си Хок» в 1996 году с американского корабля «Сан Джасинто». Может такой случай - когда пришлось немного поволноваться : По приказу командира корабля необходимо было перевезти умирающего матроса на берег с середины Средиземного моря, причем маршрут, куда и каким образом лететь, принимал решения я. Выбрали Тунис, он был ближе. Полетели и при подходе к территориальным водам Туниса, запросили коридор прохода. В ответ тишина, никто не отвечает. По инструкции необходимо было возвращаться. Приняли решение снизиться до минимальной высоты и преодолеть систему противовоздушной обороны Туниса. Могли получить залп ракет по вертолету, но все обошлось. В это время расчеты обедали, и когда мы оказались возле аэродрома Тунис-Катраж, была в эфире паника. Задачу выполнили, матроса Алексея доставили, ему была оказана помощь по переливанию крови, что в корабельных штормовых условиях было невозможно. Он потом еще долго звонил из Москвы, поздравлял с праздниками.

--Как получилось, что сегодня вы преподаватель в ВУЗе?

--Когда в 1998 году 57 Смоленскую смешанную авиационную корабельную дивизию Морской авиации Северного флота расформировали, где я проходил службу, стал вопрос о дальнейшей деятельности, ведь мне было всего 42 года. Попытался предложить свои услуги гражданскому воздушному флоту, но в то время таких уволенных летчиков, штурманов, как я, было много. Принял решение переучиться на новую профессию. Выбор выпал на старейший вуз региона – высшую мореходку. По окончании учебы, мне предложили в МГТУ работать. Так с 2001 года стены «альма-матер» стали родными.

--Какие дисциплины вы преподаёте?

--Сначала я работал на кафедре судовождения и преподавал дисциплины по моему базовому образованию, но потом случайно познакомился с профессором Василием Онуфриевичем Гошевским, который предложил попробовать свои силы в гуманитарных науках. Закончил аспирантуру, защитил диссертацию и мне профессор Юрий Валентинович Кузнецов предложил работу на кафедре «Социальная работа». С 2008 года преподаю «политологию», «отечественную историю», «военную службу», « социальная работа в миграционных службах», «прогнозирование, проектирование и моделирование в социальной работе», «наука и религия».

--Что вам нравится в сегодняшних студентах?

--У меня небольшой педагогический стаж, всего лишь 12 лет, но позволю себе высказать свое персональное мнение, что система ЕГЭ испортила некоторых, заставила мыслить шаблонно, но исходя из своего жизненного опыта, можно сказать, что нас учили как раз мыслить неординарно.

-- Сегодняшние студенты отличаются от своих сверстников, которые были лет 12 назад?

--Скорее да.

--Чем?

-- Трудно объяснить, но, наверное, информированностью и практичностью.

--Вы следите за профессиональной деятельностью ваших бывших студентов?

--Стараюсь, хотя нынешняя система образования не имеет четких процедур дальнейшего сопровождения выпускников.

--На что у вас не хватает времени?

--Стараюсь распределить время, иногда даже в ущерб сну, но порой бывают такие смешные ситуации, когда надо быть одновременно в двух местах.

--Как вы отдыхаете в отпуске и где?

--Когда были живы родители, то приезжал к ним. Сейчас Министерство обороны предоставило квартиру в Краснодарском крае, поэтому отдыхаю, как правило с внуком, там.

--Какую музыку предпочитаете?

--Классическую, Антонио Вивальди, Григ Эдвард, Каталани Альфредо и других.

--Книги, которые вы читаете сейчас?

--«Несвятые святые и другие рассказы» Архимандрита Тихона (Шевкунова). Мне ее посоветовал прочитать отец Александр (Болдовский). Берет за душу!

--Чего вы достигли в личной жизни?

--Дед мой, Федор Иванович, всегда учил, что надо быть скромным человеком. Он имел множество наград, как участник двух войн, но никогда ими, как говорится, не «бряцал». Я могу, конечно, Вам наговорить, что родил двух сыновей, построил дом, посадил дерево и этим довольствоваться. Чего я достиг, всем я обязан родным, друзьям, коллегам и даже врагам. Надеюсь, их у меня нет.

--Если бы пришлось начать все сначала, что бы вы изменили в своей жизни?

--Все в руках Бога! Если бы было позволено, я хотел бы ничего не изменять.

 

Вопросы задавала Алеся Бережных

 
вверх