Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Рыба ушла на больничный

[10.07.2018 / 06:51]

В двух реках Кольского полуострова – Коле и Туломе – уже четвертый год болеет рыба. Диагноз был поставлен довольно быстро: ульцеративный дермальный некроз кожи лососевых (УДН). Как обстоят дела на сегодняшний день? Есть ли лекарство? И можно ли такую рыбу употреблять в пищу?

 

Опасности не представляет

 

Самым легким делом в сложившейся ситуации было поставить диагноз. УДН называют еще семужьей болезнью. Впервые заболевание было выявлено и диагностировано в 1867 году. И с тех пор с разной степенью регулярности вспышки его фиксировались в семужьих реках Скандинавии, Шотландии и даже Канады. В последний пока раз в 2012 году. То есть за три года до первого случая в наших реках. До этого семга в реках России от УДН не страдала.

Скажем сразу, что для человека УДН опасности не представляет. Однако внешний вид дохлой семги вряд ли вызовет у вас аппетит, а вот вспышку голода явно подавит. Хотя вроде бы есть такую рыбу все-таки можно. Многие СМИ, в том числе и федеральные, уже поспешили сообщить, что семга в Коле и Туломе страдает от неизлечимого заболевания. А вот почему неизлечимого – вопрос. То ли лекарства не существует, то ли вылечить невозможно.

От УДН периодически страдает не только дикая семга, но и искусственно выращиваемая. Вот ее вылечить можно. Она находится в садках на ограниченной акватории. У наших норвежских соседей в этом деле опыт есть. И в прошлом году наши ветеринары пытались лечить дикую семгу такими же методами, которыми лечат искусственно разводимую. Рыбу помещали в специальные ванны и добавляли туда антибиотики. Ничего не помогало. Положительных результатов такое лечение для дикой рыбы не принесло. Да ветеринары особо на него и не надеялись.

 

Ветеринары и ученые ищут ответы

 

Какой же вывод можно сделать? Да, болезнь неизлечима, потому что нельзя вылечить дикое стадо рыбы. Любое дикое стадо является саморегулирующимся и контролирует свои объемы. Речь идет отнюдь не только о рыбе. Но мы о рыбе. Горбуша, например, отметав икру, погибает. Так уж устроено в природе. Родители становятся органическим кормом для потомства. Норвежские ученые предположили, что с семгой происходит нечто похожее.

Недостатка в самых различных версиях заболевания рыбы нет. Гипотезы выдвигаются самые смелые и невероятные. В том числе и конспирологические. Когда в 2015 году у нас заболела садковая форель (это был не УДН, а другое заболевание! Прошу не путать!), то сразу же возникла версия, что форель заболела потому, что норвежцы поставили нам некачественный смолт (мальков), из которого в итоге и выросла больная рыба.

У семги генетическая память. Она всегда возвращается метать икру в ту реку, в которой родилась. Рыба болеет только в двух реках – Коле и Туломе. Обе впадают в Кольский залив. Но это не единственные семужьи реки, которые в него впадают. Почему в других реках семга не болеет? Ветеринары и ученые ищут ответ на этот вопрос. И Кола, и Тулома были тщательно обследованы. Так же, как и эстуарий (место соединения залива и Баренцева моря) Кольского залива. Ответа на главный вопрос пока нет.

Некоторые стали хвататься за голову, предполагая, что болезнь выкосит все стадо дикой семги. Ветеринары и ученые успокаивают, что история зоологии и ихтиологии не знает случаев, чтобы дикое стадо совсем исчезло в результате болезни.

 

Незнание порождает слухи

 

Попробуем разобраться с вопросом: массово ли заболела семга в Коле и Туломе? За три недели июня (с 8-го по 29-е) на рыбоходе Нижнетуломской ГЭС и на рыбоучетном заграждении на реке Коле было учтено 4 тысячи 802 экземпляра семги, из них с признаками УДН выявлено 545 особей.

Это данные ветеринаров. То есть болеет чуть больше 11 процентов от общего числа обследованной рыбы. Для нас это совсем немало, для профессионалов массовое заболевание начинается с цифры 50 процентов. До него, как видим, далеко, но ученые и ветеринары вовсе не сидят сложа руки. Работает областная станция по борьбе с болезнями животных, работают ученые ПИНРО, помогают специалисты из Москвы и Норвегии. Работа продолжается. Хотелось бы только, чтобы нас чаще информировали о том, что происходит и что делается. Ведь именно незнание и порождает слухи.

И в заключение еще один вопрос, вызывающий живой интерес: не отпугнет ли болезнь рыбаков и туристов? Специалисты говорят, что нет. Кола – самая доступная из семужьих рек. До нее можно добраться поездом, автобусом, маршруткой, на собственном автомобиле. Купил лицензию, и лови на здоровье. Любительскую рыбалку на реке пока отменять не собираются. Тем более что рыба – дело водяное. Шанс выловить семгу не слишком велик, а если учесть, что болеет всего 11 процентов рыбы, то шанс выловить больной экземпляр и вовсе приближается к нолю. А что касается тех рек, куда люди с большими деньгами летают на вертолетах, то там с дикой семгой все в порядке.

 

Андрей Привалихин

Вечерний Мурманск

Категории:  Линия отрыва
 
вверх